Квартет И


Сказки мы начали писать неожиданно для себя самих. Случилось это году в 1995-м, когда, сидя в Доме Актера и придумывая новости для будущей телепередачи (тогда мы еще надеялись, что она у нас будет), мы вдруг написали одну за другой десяток маленьких то ли сказок, то ли анекдотов в духе Хармса. Действовали в них, как ни странно, члены Политбюро - Брежнев, Громыко, Суслов и в одной еще, кажется, Пельше (Арвид Янович, первый секретарь ЦК КП Латвии, а не Валдис Пельш, шоумен и наш друг). Они у нас катались с горки, кидались друг в друга снежками, звонили друг другу в дверь и убегали и т.д. Была там, например, такая сказка: "Громыко не умел определять время по циферблату часов, поэтому все время спрашивал Брежнева, который час. Брежнев умел определять время, но не мог внятно произнести, поэтому Громыко его не понимал. А Суслов умел и то и другое, но он к этому времени уже умер".
Когда мы стали снимать передачу "С утра попозже" на канале ТВЦ, а было это в 1999-м году, стало ясно, что все эти Брежневы и К. уже неактуальны, потому что их уже никто не помнит. Поэтому мы стали писать новые сказки - про попсовых звезд. В тот момент они еще представляли какой-то интерес для нормальной публики (поскольку "Наше Радио" еще только-только начинало свою деятельность по пропаганде "живой" музыки). Впрочем, к сказкам про политиков мы впоследствии один раз вернулись (см. в конце этой рубрики "Сказки-2").




– Композитора Александру Пахмутову на улице часто принимали за девочку. Подходили к ней и говорили: «На, девочка, держи шоколадку!» Александра Николаевна тогда очень обижалась и всегда отвечала: «Я не девочка, а композитор Александра Пахмутова!» Но шоколадку брала. Какая же девочка от шоколадки откажется?


- У Игоря Николаева всегда был полный холодильник сала. Потому что Наташа Королева очень его любила. В смысле, сало. Ну, и Игоря, конечно, тоже. Бывало, откроет Наташа холодильник и ну сало трескать. Игорь тогда про нее шутил: мол, втрескалась по уши. А Наташа не обижалась, потому что очень его любила. В смысле, Игоря Николаева. Ну, и сало, конечно, тоже.


- Как-то раз Володя Пресняков перед концертом Филиппа Киркорова все сиденья в зале клеем намазал. Филипп три часа отпел, а народ не расходится. Филипп еще три часа поет, - а народ все в зале. «Вот как меня публика любит!» -подумал Филипп и пел до утра, пока его Алла Борисовна домой не забрала. А зрители в зале еще неделю сидели, пока Юлиан не приехал. Тут уж их никаким клеем было не удержать.


- Влад Сташевский очень любил петь. Но не умел. Бывало и рот раскроет, и глаза закатит, - и все не то! Тут пришел Юрий Айзеншпис, купил ему пиджак с карманами, расстегнул ворот на рубахе и сказал: «Ты теперь секс-символ!» Владику это очень понравилось. Петь он, правда, так и не научился. Но ведь секс-символу это и не обязательно.


- Однажды Володя Пресняков проковырял дырочку в гримерку Анжелики Варум. Позвал ребят – Влада Сташевского, Филиппа Киркорова, Диму Маликова – и давал всем за десять копеек в эту дырочку заглянуть. Филипп посмотрел один раз, покраснел и убежал. Влад Сташевский весь свой гонорар потратил. А Дима Маликов из принципа подсматривать не стал. Сказал, что это нечестно. И очень дорого.


- Филипп Киркоров очень рано начал петь. В пять часов утра. Алла Борисовна проснулась и побила его подушкой. Потому что в пять часов утра даже она не могла слышать, как Филипп поет.


- Разгадывала как-то Наташа Королева кроссворд. Все слова отгадала, только одно осталось, и с ним - ну, никак! Подошла к Игорю Николаеву и спрашивает: «Популярный певец и композитор, восемь букв, первая Н, последняя В?» "Так это же я!»- догадался Игорь. « «Я» не подходит», - сказала Наташа. - «В слове «я» одна буква, а нужно восемь.» Игорь ее тогда погладил по головке, накормил салом и уложил спать. А сам взял кроссворд, внимательно посмотрел и убедился, что «я» действительно не подходит.


- Все ребята во дворе слушали «Heavy Metall». Володька Пресняков тащился от «Металлики», Андрей Губин от «AC/DC», Влад Сташевский от «Коррозии металла». Поэтому все стены в подъездах были исписаны этими названиями. А Дима Маликов тоже увлекался металлом, но на стенах писал не «Heavy Metall», а «Head’n’Shoulders ». У него с «Head’n’Shoulders» крнтракт был. А с «Heavy Metall» – нет.


- Все ребята во дворе болели за какую-нибудь команду. Володька Пресняков, например за «ЦСКА», а Влад Сташевский за «Спартак». А Филипп Киркоров ни за кого не болел, и поэтому с ним никто не дружил. Тогда он решил болеть за «ЦСКА». Вышел во двор, стоит, болеет. Тут идут мимо ребята и спрашивают: «Ты за кого болеешь?». «За «ЦСКА», - отвечает Филипп. «А мы за «Спартак» - сказали они и сильно Филиппа побили. Тогда он решил, что за «ЦСКА» болеть плохо. Больно. И стал болеть за «Спартак». Сначала было нормально, а потом его побили болельщики «ЦСКА». Пришел Филипп домой, сидит и уже ни за кого не болеет, а просто плохо себя чувствует. Алла Борисовна пришла с работы и спрашивает: «Что с тобой, Филипп?». «Болею», – ответил Филипп. А за кого, не сказал, потому что не знал, за кого болеет Алла Борисовна.


- 31 декабря вечером Филипп Киркоров, Андрей Губин и Володя Пресняков выставляли к порогу сапожок, а утром бежали смотреть, что им Дед Мороз подарил. И потом друг другу рассказывали. Филиппу все завидовали, потому что у него в сапожке помещалось три килограмма мандарин, не говоря уже о шоколадных конфетах и мягких игрушках - Володьке обычно клали десятка два оловянных солдатиков или индейцев. А хуже всех было Андрею Губину, потому что у него в сапожке с трудом умещались два леденца или один пряник. И то, это если стельку вытащить.


- Решил как-то Володя Пресняков разыграть Аллу Борисовну. Переоделся Юлианом, позвонил ей в дверь и стоит, ждет. Алла Борисовна открыла дверь и, конечно, Володьку сразу узнала, но все равно сильно побила его веником. Очень уж Юлиана не любила.


- Пошел как-то Володя Пресняков в лес гулять, а навстречу ему - Богдан Титомир. Хотел было уже его Володька по голове ударить, а тот вдруг и говорит ему человеческим голосом: «Не бей меня, Володька Пресняков, я тебе еще пригожусь». Подумал, Володька, подумал и как даст ему по голове со всего маху. Потому что точно знал, что Богдан Титомир ему никогда не пригодится.


- Решил как-то Андрей Губин дать концерт. А никто не берет. Туда сунулся, сюда - нет, никому не нужен. Тогда Андрей решил его себе оставить. А когда переезжал на новую квартиру, забыл его на антресолях. А новый хозяин через полгода нашел его и выбросил.


- Пришла как-то Жанна Агузарова в себя. А там никого. Час сидит, второй - никого. Ну, она развернулась и ушла. «В другой раз, - думает, - приду».


- Проснулся как-то Влад Сташевский наутро знаменитым. Пошел, купил на радостях целую бочку пива, пил его весь день и к вечеру страшно распух. Тут пришел домой с работы Юрий Айзеншпис, посмотрел на него и говорит: «Эк тебя, братец, раздуло». «Да уж,» – сказал Владик, не удержался и лопнул. А на следующий день в газетах написали, что у Юрия Айзеншписа лопнул очередной проект. С треском.


- Как-то раз Володька Пресняков решил притвориться больным, чтобы на свой концерт не идти. Засунул градусник в стакан с кипятком и позвал родителей. Они как температуру увидели, сразу позвонили в концертный зал «Россия» и сказали, что Володька сегодня на концерт не придет, потому что он заболел. Лежит Володька дома один, мультики смотрит. Позвонил Филиппу и похвастался. А Филипп ему очень позавидовал и тоже решил притвориться, чтобы вечером на репетицию не ходить. «Ты притворись, что у тебя свинка – посоветовал ему Володька. И вот приходит Алла Борисовна домой, а Филипп стоит на четвереньках и хрюкает. «Что с тобой, Филипп?» - спрашивает она его. «Я, Алла Борисовна, по-моему свинкой заболел», – отвечает Филипп. Ну, тут она, конечно, все сразу поняла и на целый месяц его в гастрольный тур отправила, так что он даже первых пять серий «Капитана Врунгеля» пропустил.


- Алла Борисовна всегда ругалась на Володю Преснякова за то, что тот на Филиппа плохо влиял. Разным плохим словам его учил, сигареты подсовывал, а потом взял и рассказал, откуда берутся дети. Но Филипп ему не поверил, потому что он точно знал, что детей аист приносит. Это ему Алла Борисовна рассказала. А ей он верил бесконечно.


- Играли как-то Дима Маликов, Володя Пресняков и Филипп Киркоров в прятки. Володька водил. Ну, Филипп, как всегда, за занавеску спрятался, и Володька его сразу нашел. А Диму найти никак не мог и полез в шкаф. И там в коробке из под обуви обнаружил композитора Владимира Шаинского. Оказалось, что его еще с позапрошлого раза забыли, когда Илья Резник водил.


- Прислали как-то Филиппу Киркорову родственники из Болгарии импортные туфли. Но с размером не угадали. Туфли-то 59 размера, а у Филиппа – 86-й. Он тогда правый ботинок подарил Андрею Губину, а левый – Диме Маликову. Дима из своего ботинка сделал скворечник. А Андрей свой до сих пор носит; только он ему немного в плечах жмет.


- Устроил как-то Игорь Николаев день рождения Наташе Королевой. Алла Борисовна привела Филиппа, Юрий Айзеншпис – Влада Сташевского, а Володька Пресняков сам пришел. Ну, сначала, конечно, свечки задули, а потом Алла Борисовна с Игорем и Юрием Айзеншписом за столом остались, а ребят в Наташкину комнату отправили. Через минуту Наташка прибегает вся в слезах и говорит, что Володька глупости показывает. Все стали смеяться, а Игорь Николаев почему-то обиделся, А потом позвонил и пожаловался Володькиным родителям. И те его пообещали ремнем отстегать и в гастрольный тур не пустить. Чтобы там глупости не показывал.


- Бог дал человеку разум. Жанне Агузаровой он дал голос. А группе «На-На» бог дал Бари Каримовича Алибасова. И ей, как выясняется, больше ничего и не нужно.



СКАЗКИ-2

А эти "сказки" - результат попытки запустить такую рубрику на "Нашем Радио". М. Козыреву почему-то казалось, что сказки про музыкантов не будут иметь успех. Кроме того, уже имевшиеся к тому моменту сказки не годились, потому что они были про поп-звезд и их, как минимум, нужно было переделывать под рок-музыкантов.
В итоге было почему-то принято решение попробовать сделать сказки про политиков - такой вариант передачи "Куклы" на радио. Особого успеха это не имело, да и у нас самих, включая Козырева, большого энтузиазма не вызвало. Ниже приводятся сказки, которые были переделаны из имевшегося или написаны заново.



1. Как-то раз Борис Немцов перед выступлением Германа Грефа все сиденья в Думе клеем намазал. Греф час выступает, а депутаты сидят. Греф еще три часа говорит – а депутаты все не расходятся. «Вот как меня народные избранники уважают!» – подумал Греф и еще четыре часа им про экономику рассказывал, пока его к себе Путин не вызвал. А депутаты в зале еще неделю сидели, пока Чубайс не приехал. Тут уж их никаким клеем было не удержать.


2. Пошел как-то Немцов в лес гулять, а навстречу ему – Василий Шандыбин. Хотел было уже его Немцов по голове ударить, а тот вдруг и говорит ему человеческим голосом: «Не бей меня, Борис Ефимович, я тебе еще пригожусь». Подумал, Немцов, подумал и как даст ему по голове со всего маху. Потому что точно знал, что Шандыбин ему никогда не пригодится.


3. Поспорил как-то Березовский с Зюгановым, что он может кого захочет в президенты выбрать. «А ты выбери меня» – сказал Зюганов. «Тебя, Геннадий Андреевич, не могу» – сказал Березовский. «Вот видишь! – обрадовался Зюганов. – А почему?» «Не хочу» – объяснил Березовский.


4. Упал как-то у Зюганова рейтинг и он полез под стол его искать. Заходит в кабинет Селезнев и видит, что из-под стола торчит нижняя часть Геннадия Андреевича. Селезнев не удержался, дал Зюганову пинка и убежал. А Зюганов так сильно головой ударился, что забыл, кто он такой. Пошел по коридору в надежде, что кто-то с ним поздоровается. И правда, прошел Харитонов и сказал:: «Здравствуйте, Геннадий Андреевич!». Зюганов тогда очень обрадовался, что он Зюганов. А то ведь мог оказаться каким-нибудь Чубайсом.


5. Купил как-то Харитонов на базаре стакан семечек, заперся у себя в кабинете и давай их лузгать. И вдруг стыдно ему стало – Зюганова-то он не позвал! А тот очень любил семечки. Тогда Харитонов позвонил Зюганову и пригласил его к себе, а семечки в ящик стола спрятал. Очень уж жадный был.


6. Разгадывал как-то Анпилов кроссворд. Все слова отгадал, только одно осталось, и с ним - ну, никак! Подошла к Зюганову и спрашивает: «Известный политик, лидер думской фракции, семь букв, первая З, последняя В?» "Так это же я!» – догадался Зюганов. « «Я» не подходит, – сказал Анпилов. – В слове «я» одна буква, а нужно семь». Геннадий Андреевич его тогда потрепал по плечу и отправил на митинг. А сам взял кроссворд, внимательно посмотрел и убедился, что «я» действительно не подходит.


7. Проковырял как-то Борис Немцов дырочку в комнату отдыха Ирины Хакамады и давал всем за тридцать рублей в эту дырочку заглянуть. Гайдар посмотрел один раз, покраснел и убежал. Жириновский всю свою зарплату потратил. А Кириенко из принципа подсматривать не стал. Сказал, что это нечестно. И очень дорого.


8. Играли как-то Зюганов, Селезнев и Шандыбин в прятки. Зюганов водил. Ну, Шандыбин, как всегда, за занавеску спрятался, и Зюганов его сразу нашел. А Селезнева найти никак не мог и полез в шкаф. И там в коробке из под обуви обнаружил Анпилова. Оказалось, что его еще с позапрошлого раза забыли, когда Говорухин водил.


9. Пошли как-то Зюганов и Анпилов гулять в Парк Горького. Купили мороженого, семечек, идут – наслаждаются. А Анпилов девушкам рожи корчит и разные глупости вдогонку кричит, короче, хулиганит. Тут подошли местные ребята и хорошенько его отходили. А Зюганов испугался и домой убежал. Через два часа звонит ему Анпилов и говорит: «Ты ж, Гена, после этого предатель идей мирового коммунизма». «Я должен был сохранить лицо!» – сказал Зюганов и потрогал бородавку на переносице. С тех пор Анпилов с ним не разговаривает.


10. Спросил как-то Анпилов у Горбачева, как тот деньги зарабатывает. «Лекции читаю» – ответил Горбачев. Анпилов тогда пошел в Ленинскую библиотеку, взял лекцию по судебной медицине и сидит, читает. Час сидит, два – денег никто не платит. А лекция, надо сказать, страшная, с ужасными картинками. Анпилов ее кое-как дочитал – и к библиотекарше, мол, деньги давай. Она ни в какую. В общем, скандал, милиция, протокол составили. Вечером Анпилов позвонил Горбачеву с претензиями. «А ты где лекцию читал?» – спросил Горбачев. «В библиотеке». «А я читаю в университетах». «Завтра в университет пойду…» – засыпая, думал Анпилов.


11. Сергея Кириенко на улице часто принимали за мальчика. Подходили к нему и говорили: «На, мальчик, держи конфеткуку!» Сергей Владиленович тогда очень обижался и всегда отвечал: «Я не мальчик, а полномочный представитель президента Сергей Владиленович Кириенко!» Но конфетку брал. Какой же мальчик от конфетки откажется?


12. Решил как-то Борис Немцов разыграть Новодворскую. Переоделся Анпиловым, позвонил ей в дверь и стоит, ждет. Валерия Ильинична открыла дверь и, конечно, Немцова сразу узнала, но все равно сильно побила его томиком Ницше. Очень уж Анпилова не любила.


13. Все депутаты болели за какую-нибудь команду. Зюганов, например за «ЦСКА», а Немцов за «Спартак». А Гайдар ни за кого не болел, и поэтому с ним никто не дружил. Тогда он решил болеть за «ЦСКА». Вышел на улицу, стоит, болеет. Тут идут мимо ребята и спрашивают: «Ты за кого болеешь?» «За «ЦСКА» – отвечает Гайдар.
– «А мы за «Спартак» – сказали они и сильно Егора Тимуровича побили. Тогда он решил, что за «ЦСКА» болеть плохо. Больно. И стал болеть за «Спартак». Сначала было нормально, а потом его побили болельщики «ЦСКА». Пришел Гайдар в свой кабинет, сидит и уже ни за кого не болеет, а просто плохо себя чувствует. Зашел к нему Чубайс и спрашивает: «Что с вами, Егор Тимурович?» «Болею» – ответил Гайдар. А за кого, не сказал, потому что не знал, за кого болеет Анатолий Борисович.











1993-2017 © Театр "Квартет И". Использование материалов сайта без разрешения редакции запрещено. Оформление сайта: МАМАдизайн   www.mama-design.org